Войти

Войти в аккаунт:

Имя
Пароль
Запомнить

Мы ВКонтакте Мы в Твиттере

Большая Шалга (из истории сельского общества)

В начале XX в. Каргопольский уезд состоял из 23 волостей, 75 сельских обществ и 854 деревень, в которых проживало 84 159 человек.

В девяти верстах от Каргополя на юго-востоке по Шенкурскому (ныне Няндомскому) тракту находилась Лодыгинская волость, состоявшая из двух сельских обществ — Большой и Малой Шалги. Территория обществ совпадала с одноименными церковными приходами. Слово Шалга по Владимиру Далю означает «большой вхожий лес, дровосека». Сообщение по Шенкурскому тракту до построения Северной железной дороги было неудобное. В период весенне-осенней распутицы на дороге появлялась непроходимая грязь. Расположение Большой Шалги напоминало остров в окружении болот.

В Большешальское общество входило 27 деревень, в Малошальское — 6. Деревушки находились на расстоянии одной-двух и более верст друг от друга, проживало в них в основном от 1 до 40 человек. Деревни располагались по разным направлениям от Погоста, центра прихода. В 1888 г. наименования всех большешальских деревень были опубликованы в «Олонецких губернских ведомостях» (далее ОГВ). Деревни Усовская и Сидоровская со временем объединились в одну под названием Середка. Любопытно наименование одной небольшой деревеньки — Сибирь-Тобольское. В самой большой деревне общества — в Заручевье — в начале XX в. проживало 208 человек. Семьи преобладали многочисленные. К примеру, в восьми домах Середки в начале века проживал 61 человек, т.е. по 7—8 человек в семье.

Население Большой Шалги, несмотря на большую детскую смертность, быстро росло. В 1887 г. его численность составила 1482 человека. Из них мужчин — 697, женщин — 785. К 1906 г. население увеличилось на 286 жителей, составив 1782 человека. По свидетельству губернской газеты, большешалы отличались крепким сложением, средним ростом, дородностью. Большей частью они были белокуры и сероглазы, на работе легки и проворны. Женщины обладали здоровым румяным цветом лица и полнотою тела, которая, однако, не мешала им быть легкими и проворными в движениях.

Из истории Смутного времени известно, что после неудачной третьей осады Каргополя в декабре 1612 г. враги сожгли посад и, перейдя в районе Надпорожья Онегу, объявились в Шальской волости. Враги зверствовали — убивали, насиловали, грабили, жгли. В Шалге были полностью выж­жены деревни Кабрино и Куршаково. В предании о панах сообщалось, что разбойники оставили в Шалге три зарытых клада.

К началу XVIII века в Большой Шалге были построены две деревянные церкви, которые в 1730-х гг. сгорели. В 1745 г. появилась Христорождественская церковь. Благодаря уникальной постановке шатра храм необычайно строен. Необыкновенная крутизна его граней усиливает неповторимость и монументальность сооружения. Почти все иконы храма были в серебряных ризах работы мастера Ивана Шахова. Самой почитаемой считалась чудотворная икона священномученика Антипы, в честь которого назван один из престолов храма. На поклонение иконе в день памяти Антипы, 11 апреля, приходили богомольцы из Каргополя, Пудожа и Вытегры. Из древних предметов в храме хранилось Евангелие середины XVII века. Небеса в связи с аварийным состоянием храма сейчас находятся в разобранном виде.

В середине XIX в. рядом с храмом появилась построенная в классическом стиле каменная Покровская церковь. Если в начале нынешнего столетия последнюю восстановили, приукрасили, превратили в действующую, то храм Рождества Христова, являющийся памятником федерального значения, в опаснейшем аварийном состоянии. Специалисты давно бьют в набат, но их не слышат. Государство отстранилось от реставрации памятника, а одной спонсорской помощи явно недостаточно.

Погода в Шалге в прежние времена в сравнении с нынешними была холоднее. Губернские ведомости в конце XIX в. сообщали: «Осенью с половины сентября и до половины октября облака почти не сходят с неба, дуют холодные северные и северо-восточные ветра, принося с собой свинцовые тучи и холодные дожди. На улицах и по дорогам всюду непроходимая грязь. Зима длится почти 6 месяцев. Снег выпадает от 1,5 до 2 аршин и более. Лед замерзает толщиной до аршина (аршин = 71,2 см). Зимой свирепствуют морозы и бывают частые метели».

Дома в волости строили большие и добротные. Курные избы здесь были не приняты, хотя печи, во избежание расходов на кирпич, сбивались из глины. В моей памяти навсегда остался большой дом на Середке, в котором жили Турандины, мои предки по матери. Дом имел продолжение с хозчастью — хлевом в подклете и сараем для сушки сена наверху. Зимой переходили в отдельное помещение, зимовку. За двором была баня, в поле гумно. За гумном находился овин для сушки снопов. Богатые имели каретники, в которых хранились тарантасы, санники и телеги. Зерно и муку хранили в амбарах, в подполье брюкву, репу, морковь, свеклу, картофель, редьку, квас, молоко, масло.

Большого социального контраста Шалга не знала. По данным губернской газеты, шалжане жили ни серо ни бело. Большешальский краевед И.И. Забивкин сообщал, что очень богатых крестьян-капиталистов или имеющих торговлю в деревне Заручевье не имелось, а бедствующих было не более 3—4. Но и у них была скотина, по миру никто не ходил. Причем бедняцкая молодежь в нарядах старалась не отстать от зажиточных.

 Одежду и обувь большешалы в основном производили сами. В клети хранились суконные на овечьем меху тулупы и чуйки, осенние суконные пальто и сибирки, «пинжаки» для молодежи. Тут же лежали женские шубы и полушубки, летние «пятишовки». Наибольшую ценность представлял кокошник — круглая шапка замужней женщины с наушниками, обшитая парчой, вышитая золотыми и серебряными нитями. Напереди шапки висела «поднизь» из нанизанных на нити жемчужин. Кокошники были очень дорогие, иногда за сто и более рублей. Перевязку носили девушки. На перевязку и кокошник повязывали большие цветастые платки. За атласным сарафаном и шелковыми платками было еще множество сарафанов, кофточек, «казачков», фартуков: кашемировых, сатиновых, канифасных, всех цветов и оттенков. Со временем старинный покрой платья начал уступать место модному, фабричного производства.

Главное занятие шалжан — земледелие. Каждая семья обрабатывала от 3 до 7—8 десятин пашни. Урожаи хлебов в полях были хороши. У большинства крестьян хватало хлеба на круглый год. Хлеб — главное богатство большешала: за счет него он платил подать, справлял праздник, одевался, к сожалению, часто и напивался. Общество владело четырьмя мельницами. Кроме того, в каждом доме имелись для личных нужд ручные жернова. Однако системы земледелия преобладали отсталые — трехполье и подсека. Исключения были редки. Так, учитель Большешальского земского училища И.М. Зыков уже в те времена удобрял землю искусственными туками, занимался травосеянием.

На каждый крестьянский двор приходилось как минимум по одной лошади, одной корове (в Середке в семи дворах из восьми держали по 2 коровы) и по 2—3 головы мелкого скота. Озер в округе восемь, но все они были небольшие и труднодоступные, так как находились за болотами. В 1889 г. губернская газета за подписью Савичев опубликовала статью о рыболовстве большешал. Вызывает любопытство количество ежегодно добываемой местными рыба­ками рыбы — до 120 пудов. Отдельные хозяева занимались пчеловодством. Здесь вырастало очень много красных рыжиков, которые служили предметом значительного промысла. Добыча одного человека за день могла достигать пуда.

Когда-то леса в Шалге были громадными, непроходимыми, но к концу XIX в. строевой лес вырубили. И.И. Забивкин с тревогой писал: «Бесцельно и часто без малейшей выгоды уничтожали наши деды и отцы свое лесное богатство. До чудовищных размеров возросла воровская торговля лесными материалами... Хищническая торговля может быть оправдана тяжелым, неприглядным экономическим положением шальжанина.

Большая Шалга — край краеведов. Остается загадкой имя большешальского краеведа, который в конце 1880-х гг. подписывал свои статьи инициалами И.С. и N. Под этими псевдонимами, возможно, скрывался вышеупомянутый Иван Акимович Савичев, который с 1886 по 1894 гг. был учителем Большешальского земского училища и талантливым исследователем народной жизни.

В Шалге родился один из лучших и одаренных краеведов Каргополья И.И. Забивкин, автор более 40 различных по тематике статей. Всего два года, в 1907—1908 гг., публиковался в «Олонецких епархиальных ведомостях» священник Большешальского прихода А.Г. Преображенский, проявивший себя талантливым публицистом.

 Из восьми уездов Олонии Каргопольский был самым старообрядческим. Были староверы и в Большой Шалге. В 1901 г. каргопольский уездный миссионер сообщал: «Дух раскольничий еще силен. Раскольники филипповского толка живут в Заручевье, Кузино, Гусево, Пономарево, Лодыгино, Кустово».

Красиво и весело игрались на Шалге свадьбы. О них интересно и со знанием дела рассказал упомянутый И.А. Савичев. Свадьбы устраивали двояким способом — уводом невесты или через сватовство. При уводе было меньше свадебных расходов, чем и пользовались бедняки. Зажиточные крестьяне играли свадьбы со сватовством.

Думаю, что читателям небезынтересно узнать о праздничном столе большешал, о котором рассказал И.А. Савичев: «У зажиточного рыбник в черной ржаной корке с треской, второй рыбник в пшеничной корке из сига или прочей крупной рыбы, студень из коровьих ног, щи с говядиной или уха, жареная баранина или рыба с картофелем, толстые сгибни с пшеном или картофелем, сдобные житные блины на сковороде (шаньги), оладьи, толокняные колоба, тонкие сдобные сгибни, сдобные сочни (хворост), пироги с вареньем, черникой, изюмом, сдобные кудри, кисель. Стол среднего крестьянина и бедняка отличается от стола богача только по качеству кушаньев».

К настоящему времени почти все деревни Большой Шалги превратились в заброшенные пустыри. Сохранилась лишь одна центральная усадьба бывшего совхоза «Лодыгинский» — Казаково, в которой сто лет назад проживало 53 жителя. Самое страшное заключается в продолжающемся процессе раскрестьянивания, в постепенной утрате национальной идентичности. Трудно не согласиться с известным петербургским искусствоведом М.И. Мильчиком, который давно и с большой тревогой говорит о реальной опасности провала в историческом сознании нации. Обращаясь к краеведам, особенно к сельским и молодым, хочется им посоветовать изучать родной край, волость, село, свой дом и свою родословную, записывать свидетельства ветеранов. В условиях нынешней информационной войны это как никогда актуально.

Сергей Рягузов, кандидат исторических наук.

Комментарии  

+1 #1 вопрос по фотографииАлександра 09.07.2018 12:38
Добрый день!
Очень интересная статья. Если возможно, не могли бы подробнее рассказать о прикрепленной фотографии?
Спасибо!
Цитировать | Сообщить модератору

Календарь материалов

« Август 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Последние комментарии

Фоторепортаж